Национальный
книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"
Издательство
"Книжный Клуб 36.6"
Издательство
"ПРОЗАиК"
Каталог Рейтинги продаж Новинки Скоро... Встречи с авторами, презентации книг Вакансии

 

Издательство Книжный Клуб 36.6

Издательство ПрозаиК

Издательство "Гаятри"

Издательство

Издательство "

Издательство "

Издательство "

Издательство "«Крылов»"

Студия Артемия Лебедева

Издательство "

ООО

Rambler's Top100

Неонилла Самухина
Операция "КЛОНдайк"



Обложка

 

Произведения петербургской писательницы Неониллы Самухиной трудно отнести к какому-то определенному жанру. Она пишет синтетическую прозу, которую сложно разъять на отдельные жанры, в ней есть всё.
Так и в романе "Операция "КЛОНдайк"" есть всё – ошеломляющие научные достижения, любовь и трагедия, криминал и шпионские страсти, предательство и торжество справедливости.
В судьбу главного героя романа – петербургского бухгалтера Леонида Батурина, человека "тишайшей" профессии, врываются страсти, кипящие вокруг секретных генетических открытий, осуществленных в России, которые переворачивают всю его жизнь. Интересно наблюдать, как "маленький человек", влекомый обстоятельствами и любовью, становится способен на такие поступки, о которых раньше не мог и помыслить. Словно в старых русских былинах герой отправляется в дальний и опасный поход выручать из рук "кощеев" свою любимую. И что поделать, если его любимая с необычным именем Есения – клон "первой волны", и ее удерживают в тщательно охраняемом научном комплексе, замаскированном под золотоносный рудник.
Увлекательное и динамичное повествование держит читателя в напряжении до самого конца, когда автор совершенно неожиданным образом взрывает сюжет, обнажая новую интригу.
Бурная дискуссия, разгоревшаяся в мире в последние годы вокруг этических, социальных, медицинских и других аспектов клонирования человека, вызвала появление массы статей, фильмов и книг на эту тему. Роман Неониллы Самухиной можно смело отнести к попыткам по-русски осмыслить последствия дерзких научных открытий, ставящих человека на уровень Бога-творца, и то, как эти открытия вторгаются в жизнь человека, делая его заложником системы и государственных интересов.

Интервью с Неониллой Самухиной

Послушайте ролик о книге

Техническая информация о книге:


ISBN: 978-5-389-02438-0
Формат: 84x108 1/32 (обрезной блок 126х200 мм)
бумага газетная пухлая Кама
Тираж: 7 000 экз.
Объем: 704 с., твердый переплет
Выход книги: август, 2011

Неонилла Самухина

Обложка
 
Издательство: "Азбука"
Вне рамок серии
Рецензии:


Рецензия на роман Неониллы Самухиной
"Операция "КЛОНдайк""
Ольга Граблевская,
Буквоед на Восстания,
Презентация книги. 20 октября 2011 г.


Постель – не повод для знакомства,
Роман – не повод для любви.
Любовь – вот повод для потомства,
Как ты его ни назови:
Мутанты, клоны, дети просто
Всех генотипов и цветов,
Но кто кем станет – вот вопрос-то,
Кто там Коперник, кто – Петров,
Кто будет жизнь влачить уныло,
А кто талант, как Неонилла!
Ее "КЛОНдайк" – роман в романе
И повод для любви двойной:
Любовь к творцу – прекрасной даме,
Любовь к творенью.
Ей одной
По силам впрячь в родную речь
Науку, жар любовных встреч,
Быль, плод фантазий, боевик,
Чтоб в душу нам роман проник.
И кто бы ни был ты, читатель –
Трансформер, дилер или клон –
Прочтя роман, ты – почитатель.
И автору – земной поклон!!!

Роман "Операция "КЛОНдайк"" – это неожиданное и непривычное сочетание добротной, "вкусной" прозы, динамичного, лихо выстроенного сюжета, продуманности и точности деталей с буйством авторской фантазии. Леонид Захаров, член Союза писателей России

В этом остросюжетном романе, написанном в особом жанре синтетической прозы, каждый читатель найдет себе героя по душе, окунувшись в многообразный мир самобытных характеров и захватывающих ситуаций. Олег Кузин, главный редактор газеты "Трибуна"

Прочитав этот роман, впервые задумался, а действительно, как будут себя вести и чувствовать клоны, появившиеся на свет не благодаря акту любви или страсти, а в результате высоких технологий, отчужденных от естественного и такого приятного процесса чадозачатия? В России может быть все, и я не удивлюсь, если среди нас уже живут клонированные люди и все, что описано в увлекательном романе Неониллы Самухиной, не так уж фантастично. Юрий Ващенко, журналист газеты "SPEED-инфо"

Неонилла Самухина создала свой мир чувств, который ведет читателя вслед за героем, поворачивая часто в неожиданном направлении, и никогда не знаешь, что ждет тебя на следующей странице. Автор вообще любит ошарашивать читателя необычным поворотом сюжета, нетрадиционной историей или деталью. Сергей Арно, член Союза писателей Санкт-Петербурга

Рецензия Андрея Неклюдова (член Союза писателей России) на книгу Н.Самухиной "Операция "КЛОНдайк""
26 августа 2011
подробнее...
Приключенческий роман или пророчество?
Бытует мнение, что бестселлеры (а данная книга обещает стать таковым) создаются в считанные… если не дни, то хотя бы месяцы.
Роман Неониллы Самухиной "Операция "КЛОНдайк"" писался 13 лет! И это чувствуется во всем – в тщательности проработки сюжета, в образности ("кинематографичности") текста и его насыщенности деталями, придающими повествованию столь необходимую достоверность. А также в обширности материала, использованного в книге. Здесь и сведения из области современных биологических исследований, и «внутренняя кухня» секретных служб, и оригинальные жизненные зарисовки. Например, воспоминания главного героя романа Леонида о том, как его бабушка в деревне "гнала горилку" и как он, мальчишка, уверенный, будто это нечто сказочно вкусное, однажды ее попробовал. Или рассказ Есении, возлюбленной Леонида, о своей юности, когда она упорно училась петь, совершенно не обладая музыкальным слухом и все песни исполняя на мотив "Трех танкистов". Из этого богатого материала и выстраивается художественная реальность, в которой естественным образом соединяются романтическая любовь и жуткие кровавые сцены, научные рассуждения, дискуссии персонажей и крутые бандитские разборки со стрельбой и трупами, чувственные эротические сцены и мрачные пророчества, соединяется трагическое и смешное, возвышенное и низкое, реальное и фантастическое. В связи с этим невозможно однозначно определить жанр этой книги, как, наверное, невозможно определить "жанр" самой нашей жизни – мелодрама это или детектив, комедия или бытовой роман, – ибо в ней (в жизни) есть все. Что же отличает произведение Неониллы Самухиной от реальной действительности, так это крайняя напряженность, "плотность" описываемых событий, их художественная яркость и течение, заданное автором и законами литературы.
Роман сразу же захватывает внимание читателя и держит его в напряжении до последней страницы. Многие эпизоды выписаны настолько зримо, что создается "эффект присутствия". Взять хотя бы расправу сотрудника ФСБ Копытина со своим бывшим "компаньоном" Бурым. Невольно содрогаешься, мысленно прослеживая, как сперва вздувается зловеще корпус автомобиля, затем брызгами разлетаются отколки стекла, распахиваются, точно "их кто-то вышиб изнутри с неимоверной силой», дверцы и гремит звук сильнейшего взрыва. Видишь, как "взметнувшийся с заиндевевших деревьев снег начинает медленно опадать на землю, стремясь укрыть собой одиноко лежащую голову Бурого". И как эту голову, пахнувшую гарью и паленым мясом, соратник Бурого Козак отмывает у себя в ванной, наблюдая, "как вода, соприкасаясь с поверхностью обугленного шара, становится черно-бурой". Убедительности повествованию придают и присущий ему психологизм, постоянное внимание к внутренним переживаниям героев, свойственные прозе Неониллы Самухиной вообще. Так, подробно передано зарождение в душе Леонида любви к его случайной попутчице Есении. Любопытство, безотчетное притяжение, недоверие и даже опаска вскоре сменяются сочувствием, нежностью, переходящими в крепкую привязанность и, наконец, в постоянное страстное желание, пре-данность, готовность к самопожертвованию.
Мы видим даже, что творится в душе такого, казалось бы, закостенелого служаки, как подполковник ФСБ Круглов, которого помимо примитивного желания сохранить свою шкуру мучают и сомнения, и сожаления по поводу бессмысленно проходящей жизни, в нем просыпаются какие-то человеческие чувства и даже любовь.
По мере развития сюжета наблюдается и психологическая эволюция главного героя, сперва вполне мирного и мягкого человека, но затем, в ходе борьбы за свою возлюбленную становящегося все более жестким и дерзким, решительным и бесстрашным.
Между тем, образ Есении получился несколько рафинированным, как будто оторванным от обычной жизни. Впрочем, по замыслу, эта "девочки из пробирки" и должна отличаться от обычных людей.
Художественная правдивость романа, точность деталей заставляют поверить и в, казалось бы, совершенно фантастические элементы, включенные в него – чудесные способности спутника Леонида, бывшего "афганца" Федора, потомка офеней (его умение "исчезать" из поля видимости, заговаривать людей или стирать из их памяти нежелательную информацию); и невероятные генетические опыты, тайно проводящиеся в нашей стране якобы еще с 30-х годов XX века. Но самое интересное, что на поверку эти "фантастические элементы", обычно призванные поразить читателя, оказываются не такими уж мифическими. Автор на протяжении ряда лет серьезно изучала парапсихические способности человека (в частности – почти утерянную в наше время практику офеней), общалась с людьми, так или иначе связанными с секретными материалами по клонированию живых существ. Более того, ученые-биологи, так же как и компетентные сотрудники "органов", подробно консультировали автора книги и тщательно выверяли детали романа, несущие специальную научную и техническую информацию.
Несмотря на современность темы, стиля и характера изложения, "КЛОНдайк" явно поднимается над злободневностью, обретая, можно сказать, эпическое звучание. В своей сюжетной основе произведение восходит к старинным русским сказаниям, былинам, сказкам. Фабула романа, по сути, столь же проста, сколь и вечна: главный герой (богатырь или простой парень, не важно) отправляется в долгий и трудный путь, чтобы найти и вызволить из плена свою любимую, похищенную у него злодеями (драконом, кощеем или же органами госбезопасности). Несчастная девушка, представляющая собой идеал чистоты и женственности, заточена в тщательно охраняемой "крепости" (замке, пещере, секретном подземном военном комплексе), в холодном бездушном мире. Однако в одиночку нашему герою не одолеть жестокие и коварные силы зла – и традиционно к нему присоединяются умелые помощники. Благодаря их смекалке, "волшебным" способностям (но главное – благодаря любви и верности героя, его чувству правоты) удается побороть "кощеев" (не даром же и слово это – "кощеи" – проскальзывает в тексте). Освобожденная героиня, все эти годы будучи словно околдованной, постепенно "оттаивает", и сперва робко, а затем все более смело раскрывается навстречу любви.
Благодаря народным корням, роман Неониллы Самухиной должен быть особенно близок русской душе, вызывать в ней живой отклик. Ведь идти на подвиг ради своей любимой – это всегда вызывало на Руси уважение и поддержку.
Вместе с тем, в книге не получила особого развития другая, традиционная для народных ска-зок тема – любовь к русской земле, к Родине. Но виной тому – дискредитация понятия родины государственной идеологией последних десятилетий, утрата этого чувства в душах большинства соотечественников. Действительно: какая любовь может быть к стране, захваченной этими самыми "кощеями"?! Однако наши герои, вынужденно покидающие Родину, не хотят ей вреда, а потому думают о том, как избежать разглашения важных отечественных секретов и, по сути, срывают продажу за рубеж ценной информации заинтересованным в ней лицам.
Представляется, что столь традиционно построенному повествованию уготован и традиционный финал – победа добра над злом и гарантия счастливого будущего главных героев. Однако в конце совершенно неожиданно автор сама же "взрывает" (почти как Копытин машину Бурого) уже, казалось бы, завершенное строение. В финале мы вдруг узнаем, что руководитель сверхсекретных исследований (а в его лице – не только очевидные силы зла, но и вся безоглядно прогрессирующая наука, антигуманный технический прогресс) «заложил» в Есению некое подобие бомбы замедленного действия. И этот "киндер-сюрприз" гораздо более страшен, чем просто бомба: не только нашим героям (ничего не подозревающим и пока вполне счастливым), но и всему человечеству он грозит катастрофой. Вероятно, это плата человека за его опасные игры, за вторжение научных экспериментов в святая святых – в таинство зачатия…
Этим финалом автор, с одной стороны, сближает роман с западным триллером, а с другой, вырывается за рамки обычной литературы, расширяя свое произведение до масштабов пророчества.
Однако, несмотря на тревожное в конце звучание романа, можно порадоваться, что у нас продолжают выходить хорошие книги, приносящие не только удовольствие, но и заставляющие о многом задуматься, по-новому взглянуть на окружающий мир, в том числе и на себя самого. И если книга "Операция "КЛОНдайк"" способствует этому – значит, ее автор не зря столь долго и столь усердно над ней трудилась.

Рецензия Леонида Захарова (член Союза писателей России) на книгу Н.Самухиной "Операция "КЛОНдайк""
26 августа 2011
подробнее...
В фильме "Сталкер", сценарий к которому написан Аркадием и Борисом Стругацкими, есть такой собирательный образ – Писатель. Вот что он говорит о писательском труде: "Какой из меня, к черту, писатель, если я ненавижу писать. Если для меня это мука, болезненное, постыдное занятие, что-то вроде выдавливания геморроя. Ведь я раньше думал, что от моих книг кто-то становится лучше. Да не нужен я никому! Я сдохну, а через два дня меня забудут и начнут жрать кого-нибудь другого. Ведь я думал переделать их, а переделали-то меня!"
Эти страшные слова произносит Писатель, герой Стругацких. Трудно поверить, что нечто подобное испытывали сами авторы, хотя какой смысл вкладывать в уста Писателя нечто противоположное тому, что ощущаешь сам как писатель?
А вот мнение другого писателя, Игоря Куберского, авторитет которого для меня не ниже авторитета Стругацких: "…если честно, писательский труд очень тяжел, монотонен, уныл, зануден и внешне совершенно непривлекателен. Во всех остальных своих ипостасях творческий человек выглядит намного выигрышней — музыкант, композитор, художник, актер, скульптор…"
Не знаю, что думает о писательстве Неонилла Самухина. Но даже если бы она сказала, что для неё это "унылое и занудное", а тем более "болезненное и постыдное" занятие, я бы всё равно отказался в это поверить. Я всё равно буду убеждён, что она пишет легко и с удовольствием, пусть не легко в смысле отсутствия усилий, но ей хочется прикладывать эти усилия, её увлекает процесс фантазирования, закручивания сюжета, ей нравится вести за собой читателя, заставлять его радоваться и удивляться… По-моему, ей не противен даже совсем уж каторжный труд – тщательнейшая отделка, шлифовка готового текста… Я хочу верить, что это так, потому что таково впечатление от текста. Как будто безо всякой натуги написано, с удовольствием. Потому и читается легко. Это могло бы звучать как сомнительный комплимент: бульварное чтиво тоже легко читается. Но в роман "Операция КЛОНдайк"" вложено как раз совсем немало. Кому-то может показаться, что даже слишком много. Вот по этому поводу и хотелось бы объясниться подробнее.
Существует довольно распространённое мнение, что некоторым жанрам противопоказано смешение. Например, якобы несочетаемы детектив и любовный роман. То есть любовная линия в детективе, конечно, может быть, но лишь по касательной, без проработки, чтобы увлечённый захватывающим сюжетом читатель не отвлекался на всякие "вздохи при луне". Ну что ж, не буду спорить. В конце концов, существуют приверженцы раздельного питания, когда мясо отдельно, а картошечка сама по себе. А есть, так сказать, любители борща. По-моему, неприятие смешения жанров в литературе возникает по вине неталантливых авторов, не владеющих техникой гармоничного смешения. Так и в борщ, если уж возникла кулинарная ассоциация, можно положить самые лучшие продукты, но без грамотной подготовки (лучок и морковку предварительно обжарить, причём раздельно!) или при нарушении сроков закладки, или при дефиците душевного подхода у повара – шедевра не получается. Впрочем, если с борщом мне более или менее понятно, то волшебство Неониллы Самухиной приводит в изумление. Как она ухитрилась соединить в одном блюде крутой боевик с замечательно прописанной любовной историей, научную фантастику, очень похожую на реальность, с лихими приключениями, и всё это с острой публицистикой, да так естественно и нерасторжимо – пальчики оближешь!
Разговор о смешении жанров имеет и более серьёзную подоплёку. Недавно Григорий Чхартишвили (именно в этой ипостаси, а не в роли Бориса Акунина) в разговоре с Львом Рубинштейном высказал такое небесспорное, но довольно продуктивное определение искусства: "Термин "искусство" (с маленькой, заметь, буквы) — это жанровое определение. Все творческое, что делается с намерением расширить существующие представления о художественном произведении или художественном акте, автоматически становится "искусством". При этом искусство запросто может быть и талантливым, и бездарным (опять-таки с личной точки зрения)".
Лев Рубинштейн развил эту мысль: "Искусство в моем понимании — это, прежде всего, механизм порождения новых художественных идей (именно художественных, даже если они принимают форму идей социальных или философских). Поп-культура, да и культура вообще эти самые идеи адаптирует и внедряет в общественное сознание".
Именно это я и хочу констатировать: Неонилла Самухина не просто синтезирует (вот правильное слово – не соединяет жанры, не смешивает их – синтезирует!), она тем самым расширяет наши представления о возможностях романа, порождает новые художественные идеи. То есть перед нами произведение искусства, в соответствии с определением Чхартишвили-Рубинштейна, а может быть – Искусства! Что не мешает роману быть по-настоящему увлекательным.
Я не сноб: охотно читал и читаю боевики и детективы в мягких обложках по 30 рублей за книжку. Но вот что интересно: через год-другой их содержание начисто выветривается из головы. Хотя на память не жалуюсь. А вот роман "Операция "КЛОНдайк"" я читал ещё в рукописи несколько лет тому назад. И ведь помню всё до мельчайших эпизодов! Хотя с удовольствием перечитал ещё раз. Немногие книги выдерживают перечитывание, разве что классика.
Тут у меня возникло искушение помечтать о том, что через десяток-другой лет книга Самухиной будет числиться по разряду классики жанра, которому и названия пока не придумано. (Определение "приключенческо-фантастический роман", данное в аннотации, мне не кажется точным.) Но я отчётливо понимаю, что вряд ли подобным образом сделанные романы когда-нибудь перестанут быть штучными. Не думаю, что художественные приёмы, найденные Неониллой Самухиной, будут освоены писательской братией и станут обычной практикой, предметом массовой культуры. Слишком трудоёмко! Слишком много тонкой "ручной" работы. Не ложится на конвейер. Уникальное явление!