Национальный
книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"
Издательство
"Книжный Клуб 36.6"
Издательство
"ПРОЗАиК"
Каталог Рейтинги продаж Новинки Скоро... Встречи с авторами, презентации книг Вакансии

 

Издательство Книжный Клуб 36.6

Издательство ПрозаиК

Издательство "Гаятри"

Издательство «Мелик-Пашаев»

Издательство

Издательство "

Издательство "

Издательство "

Издательство "

Издательство "

Издательство "

Издательская группа "«Контэнт»"

Издательство "«Крылов»"

Издательство "

Издательство "

Студия Артемия Лебедева

Издательство "

TATLIN publishers

Издательство "

Издательство "

Rambler's Top100

Анатолий Лысенко
ТВ живьем и в записи


Книга Анатолия Лысенко "ТВ живьем и в записи" признана лучшей журналистской книгой года


Обложка

 

Мэтр отечественного телевидения, завкафедрой в Высшей школе экономики, президент Международной академии телевидения и радио, член Правления Российской академии телевидения, лауреат Государственной премии СССР и премии ТЭФИ Анатолий Григорьевич Лысенко в своих воспоминаниях рассказывает о том, с какими энтузиазмом, выдумкой и задором делались легендарные, всеми любимые телепрограммы: КВН, "А ну-ка, девушки!", "Это вы можете", "От всей души", "Что? Где? Когда?", "Наша биография"; о том, как работалось в Молодежной редакции Центрального телевидения, как создавался знаковый "Взгляд", ВГТРК, первым генеральным директором которой он был, наконец, как обрел новую жизнь канал ТВЦ.
Но главное в этой книге – рассказ о людях, на встречи с которыми так щедра судьба к автору. Героями воспоминаний стали Маргарита Эскина, Кира Прошутинская, Александр Масляков, Владимир Ворошилов, Константин Эрнст, Олег Добродеев, Андрей Разбаш, Юрий Никулин и многие-многие другие.

30 октября 2011 года в программе Майи Пешковой "Книжное казино" (радиостанция "Эхо Москвы") состоялась презентация книги Анатолия Лысенко.

"Телевидение обязано пропагандировать книгу". Интервью с Анатолием Лысенко "Книжное Обозрение".-2012.-январь.-№3(2327)


Техническая информация о книге:


ISBN 978-5-91631-126-6
592 с., ил., пер.
60х90/16
Выход книги: август-сентябрь, 2011

Другие книги автора:
  •  
  •  
    Издательство: "ПРОЗАиК"
    Вне рамок серии
    Рецензии:


    Презентация книги на "ЭХО МОСКВЫ", "Книжное казино", 30 декабря 2011
    Гость: Анатолий Лысенко
    Ведущие: Майя Пешкова, Ксения ларина

    Анатолий Лысенко: Жизнь в прямом эфире
    Не человек — ходячая история. История нашего телевидения. КВН, "Что? Где? Когда?", "Взгляд"… Культовые передачи, которые создавал, возрождал и совершенствовал Анатолий Лысенко, можно перечислять долго. Накануне 80-летия ТВ с патриархом отечественного телевидения, книга воспоминаний которого "ТВ живьем и в записи" недавно увидела свет, встретилась известная телеведущая Светлана СОРОКИНА.
    ТВ ПАРК, декабрь, 2011

    МИКРОКОСМОС ПРОФЕССИИ
    Рассказать интересно о технологии создания продукта, который потребляют миллионы людей ежедневно, — как фаст-фуд, в огромных количествах, не очень-то обращая внимание на качество, - труд тяжкий.
    А еще это занятие неблагодарное и рискованное, поскольку Анатолий Лысенко избрал жанр воспоминаний. Специалисты изначально относят мемуарную литературу к зоне риска, где трудно отделить банальный субъективизм от реальной картины; они вынуждены с увеличительным стеклом изучать цифры и факты на оселке "достоверное — недостоверное". И читатель тоже хорош — так и норовит припечатать мемуариста одним из расхожих клише: "свистишь, брат, свистишь", или того горше — "мели, Емеля".
    Впрочем, Лысенко прекрасно осведомлен об этих коварных рифах, поджидающих мемуариста. Не случайно он в самом начале своего повествования расставляет вешки: "Многолетнее активное участие в воспитательно-пропагандистской деятельности советского ТВ не может не вылиться в устойчивый синдром вранья. Вообще тяга к фантазии заложена у меня с детства...".
    Думаю, эта "самоиндульгенция" автору не понадобится — к нему проникаешься доверием хотя бы потому, что перед нами один из создателей и первый руководитель знаковой для отечественного ТВ передачи "Взгляд"; передачи, которая разрушила стереотип, сформулированный автором так: "Журналист при упоминании партии и руководства должен закатывать глаза и изображать восторг". Кроме того Анатолий Лысенко - отец-основатель ВГТРК - первой федеральной компании российского вещания, рожденной в "революционные девяностые". Он также создатель московского телеканала ТВЦ (фактически федерального вещателя, но со столичным лицом). Этого хватило бы не на одну биографию. А еще была многолетняя работа в молодежной редакции Центрального (советского) телевидения, а это первые "живые", основанные на диалоге (и с обратной связью!) проекты — КВН, "Это вы можете", "От всей души", "Что? Где? Когда?". И не только.
    Книга предельно насыщена фактами: она получилась откровенная, яркая, в ней рассказывается о событиях, в которых автор принимал непосредственное и самое деятельное участие. "Портреты" — сквозное название большей части книги. Речь идет об узнаваемых лицах, большинство из которых здравствуют и поныне, работают на благо прессы и ее вещательного сектора. И, главное, все хорошо знают автора по совместной практике и, конечно же, получат (после прочтения книги) еще один повод не только предаться воспоминаниям "на завалинке", но и оценить справедливость тех или иных авторских выводов и суждений, подискутировать о судьбе и перспективах сегодняшнего телевидения.
    Любители эксклюзивной информации, полагаю, получат удовлетворение от знакомства с воспоминаниями мэра телевидения. И не только от знакомства с многочисленными, изложенными великолепным языком историями "по поводу и без", от информации о неких тонкостях телевизионной "кухни", о сложностях и превратностях работы с творческими, неординарными личностями в рамках жестко скроенного производства вещания. В книге есть и совершенно "эксклюзивные" истории. Чего стоит, к примеру, разговор автора с бывшим послом СССР в США Анатолием Добрыниным. Дипломат утверждал, что Рональд Рейган лично ему сообщил о том, что Михаилу Горбачеву предлагали деньги за объединение Германии — 40 млрд. долларов, но советский лидер "профукал этот момент".
    Конечно же, автор постоянно обращается к теме свободы слова, свободы журналистской практики от диктата главного хозяина прессы — государства. Вполне естественно, что авторские реплики, размышления возникают в контексте сравнительных отношений "тогда и сейчас". И это не сетования уставшего от жизни и борьбы человека, а жесткие констатации профессионала. Мэтр с горечью отца, у которого из повзрослевшего и окончательно отбившегося от рук дитя выросло "совсем не то", замечает, что коммерциализация вещания идет в ущерб творчеству, бизнес убивает журналистику. Иллюстрирует свою мысль яркими мазками — трансформация программы "Взгляд", эволюция интересов ее участников, убийство Влада Листьева.
    Критические замечания настоящего профессионала всегда точны. Анатолий Лысенко не одобряет чрезмерного увлечения на телевидении исторической темой при дефиците актуального информирования — "А где повседневная жизнь?" Негативно, относится мэтр и к проникновению вируса развлечения в ткань информационных и аналитических программ, в сегмент "серьезного" вещания. Досадно, что рецепта от этих и многих других современных болезней ТВ автор не дает. Не доктор.
    И все-таки согласимся, правильная диагностика — верный путь к оздоровлению. Вот только автор сохраняет в отношении перспектив отечественного вещания сдержанный пессимизм. "Робин Гуды — это все мы, журналисты, в конце восьмидесятых: четвертая власть, у которой всенародная любовь. Впрочем, выяснилось, что ноттингемские шерифы все-таки более живучи, чем робин гуды, и верх, в конце концов, берут они".
    Книжное Обозрение,№24(2322), 2011

    Неразмагниченная память
    Воспоминаний знаменитых современников сейчас много, и это неудивительно: людям есть что вспомнить о самом недавнем прошлом. Но далеко не все воспоминания хочется читать. Слишком часто с первых же страниц обнаруживаешь, что ты с автором жил в каких-то разных Россиях, в каком-то неузнаваемом времени, в кривых зеркалах. Да и жил ли вообще – автор ведь занят исключительно собой, оспаривая и отстаивая только собственную значимость. Но с книгой "ТВ живьем и в записи", с миром воспоминаний Анатолия Лысенко, любой читатель, независимо от возраста, профессии и характера, никогда не почувствует себя лишним, чужим и самому себе неинтересным человеком.
    Анатолий Григорьевич, первый директор ВГТРК, обладатель почти всех телепремий и лауреатств, соавтор легендарных телепрограмм: "КВН", "А ну-ка, девушки!", "Что? Где? Когда?", "От всей души" и т.д., – в общении с людьми всегда умел высветить что-то такое, что приподнимало собеседника в собственных глазах. Это хорошо помнят и ценят все, кто с ним работал. Сам же себе он дал определение "несерьезный человек". Может быть, как Чехов: "Из всех пишущих россиян я самый легкомысленный и несерьезный…"? А может быть, просто как очень большой талант, всегда живший и до сих пор живущий так, как ему интересно, а не выгодно и безопасно.
    Вряд ли надо "заманивать" читателя перечнем знаменитостей, о которых рассказал автор. Но и обойти молчанием имена Артема Боровика, Влада Листьева, Эдуарда Сагалаева, Александра Любимова, Николая Сванидзе, Владимира Ворошилова, Александра Маслюкова, Владимира Соловьева, Киры Прошутинской, Марианны Краснянской, Маргариты Эскиной…. и еще добрый десяток самых звучных, самых популярных и взысканных никак невозможно. Тем более что основную часть книги составляют "Портреты" – главы, посвященные отдельным людям из числа вышеупомянутых, написанные с редкостным умом, аналитической точностью и душевным тактом. И это тоже одна из особенностей книги: автор отказался от легко редактируемого дневникового формата, от линейного пересказа событий в пользу настоящей истории, воплощенной в личностях. Наверное, этому его научил один из самых страшных недостатков советского ТВ – стирание записей, потому что не было лишней пленки. "Мы записывали уникальных людей, но через два-три дня записи размагничивали.… У нас для самых прославленных военачальников пленки не нашлось. Мы не интересуемся нашими героями, да и вообще историей страны. И каждое новое поколение пишет свою историю, будучи твердо уверенным в том, что она начинается именно с него".
    Так не должно быть – вот в чем твердо уверен автор, "несерьезный человек", помнящий и умеющий рассказать тысячи "хохм" о работе в "ящике". В книге есть, над чем посмеяться вместе с Анатолием Григорьевичем и его коллегами по молодежной редакции советского телевидения – "взглядовцами", "вгэтэркашниками", "тэвэцентровцами" и т.д. И еще больше есть о чем поразмышлять вслед за автором, который обо всем имеет собственное, отнюдь не поверхностное мнение. Например: "Советское телевидение было до идиотизма идеологизированным. Но отбросьте "Да здравствует Леонид Ильич Брежнев!" и останется великолепное телевидение. Особой гласности тогда не было, но слышимость была. Та слышимость была примером некой общественной самоорганизованности. Потом появилась гласность, но не стало слышимости…"
    Читаем вместе, ноябрь, 2011

    В Роспечати прошла Литературная гостиная, на которой телемэтр Анатолий Лысенко представил друзьям и коллегам свою книгу "ТВ: живьем и в записи"
    11 ноября 2011 09:00
    Источник: Пресс-служба с использованием материалов РИА Новости

    Мэтр отечественного телевидения Анатолий Лысенко представил на Литературной гостиной в Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям свою книгу "ТВ: живьем и в записи".
    В четверг вечером на Страстном собрались его друзья и коллеги, которым Анатолий Григорьевич рассказал о том, зачем написал книгу, которую никогда не собирался писать.
    «Я никогда в жизни не думал ее писать, потому что так сложилось, что столько лет занимаясь телевидением, будучи автором уже наверное 50 фильмов, я никогда не писал, потому что у меня кошмарный почерк и если я напишу, то я сам-то это не прочитаю, это бессмысленно. Поэтому я всегда надиктовывал, машинистка у нас была, поэтому для меня написать книгу - это была абсолютно нереальная вещь", - рассказал Лысенко в интервью РИА Новости.
    Он отметил, что поделиться воспоминаниями посоветовали друзья. После того, как работа над книгой была завершена, начался длительный процесс редактуры, добавил он.
    «У меня, к сожалению, не пуристский русский язык и довольно много вульгаризмов, жаргонизмов и так далее. И я очень благодарен редакторам, что они это не правили, я постарался живо рассказать так, как я привык рассказывать", - сказал Лысенко.
    По его словам, после выхода книги ему звонят "самые разные люди - кто-то обиделся, кто-то нет".
    «Я так даже подумал, что, может, дальше написать что-нибудь еще, продолжение о сегодняшнем телевидении, о развитии телевидения, о жанрах, о тех, о ком я не успел. Вероятность зависит от господа Бога, если у меня хватит сил, времени - это требует много времени, и здоровья, конечно. В мои годы с этим приходится считаться", - сказал автор.
    В своих воспоминаниях Анатолий Григорьевич создал чудесное атмосферное ощущение телевизионной изнанки, его книга рассказывает о том, с каким энтузиазмом, выдумкой и поистине комсомольским задором делались легендарные телепрограммы КВН, "А ну кА, девушки!", "Это вы можете», "От всей души", "Что? Где? Когда?", "Наша биография"; о том, как работала Молодежная редакция Центрального телевидения, как создавались "Взгляд", ВГТРК, ТВЦ. Но главное в этой книге – рассказ о людях…
    «Немного людей осталось, кто знал Володю Ворошилова так, как я, он был гений, и как о нем не рассказать? Как не рассказать о Владе Листьеве, о Теме Боровике, о Володе Соловьеве, Вадиме Белозерове, Валерии Иванове, Маргоше Эскиной, Марьяне Краснянской - это люди, которые создали наше телевидение, гиганты телевидения.
    Было все, но, конечно, телевидение - главное дело жизни - очень интересное, очень подлое, потому что оно отнимает у тебя все силы, требует от тебя иногда компромиссов, которых ты не хотел бы выдерживать. Но это прекрасная профессия, которая позволяет увидеть мир, увидеть людей, увидеть события, подоплеку событий. Это потрясающая штука. Я всем знакомым говорю - только не отправляйте детей в журналистику, ни в коем случае, но если они, в конце концов, станут журналистами, то будут счастливыми людьми", - сказал Лысенко.
    В рамках Литературной гостиной прошла автографсессия и аукцион, собранные средства от которого, по просьбам собравшихся, пойдут на создание продолжения начатого рассказа о российском ТВ.
    Книга Лысенко вышла в издательстве "ПРОЗАиК".
    Анатолий Григорьевич Лысенко родился 14 апреля 1937 года в городе Винница на Украине. В Гостелерадио СССР работал редактором, спецкором, редактором-консультантом. Участвовал в создании многих популярных телепрограмм, циклов телефильмов, радиопьес. Автор сценариев многочисленных документальных телефильмов.
    В 1987-1990 годах руководил программой "Взгляд". С 1990 по 1996 годы проработал генеральным директором ВГТРК. Участвовал в создании ТВЦ.
    Президент Международной академии телевидения и радио. Лауреат Государственных премии СССР, заслуженный деятель искусств РФ.

    Анатолий Лысенко представляет общественности свои мемуары
    Автор: Александра Черепнина
    В пятницу мэтр отечественного телевидения Анатолий Лысенкопредставит общественности свои мемуары. Заголовок: "ТВ живьем и в записи". В книге рассказывается о работе тележурналистов изнутри, в том числе известных коллег автора - Владимира Соловьева, Влада Листьева и многих других.

    Под вспышками фотокамер Анатолий Лысенко принимает поздравления от друзей. Благодаря им, говорит, состоялся его писательский дебют – книга "ТВ живьем и в записи".
    "Выпустили шуточный номер "Российской газеты", где записали интервью с моими друзьями – школьными, детскими, институтскими, телевизионными. Ну, и с этого началось – давай, попробуй еще написать", - вспоминает президент Международной академии телевидения и радио Анатолий Лысенко.
    И он попробовал. 600 страниц истории отечественного телевидения, она же - биография автора. Полвека в кадре и за кадром. Когда еще не было пленки, Анатолий Лысенко – внештатный журналист молодежной редакции ЦТ - работал сразу в эфир, "живьем". Потом, "в записи", он – один из авторов КВНа, "А ну-ка девушки!", "Диалога", "Аукциона", "12-го этажа" и "Взгляда", где за ним прочно закрепилось "Папа" или "Шеф".
    "Это был этап в жизни очень большой, работа с молодыми ребятами, которые очень много мне дали. Это было очень интересно, потому что это совпало с гигантскими процессами, происходящими в стране, и волей-неволей мы оказались в эпицентре событий", - рассказывает он.
    Заводской мастер, инженер транспорта. Все это - тоже Анатолий Лысенко. С детства влюбленный в телевидение – когда на сэкономленные деньги отец купил телевизор "КВН-49", первый на весь подъезд. С того времени секрет успеха программы, пишет Анатолий Григорьевич в книге, не изменился: журналистское любопытство и хороший коллектив - с которым ему всегда везло. Портретные эссе он посвятил коллегам. Те, в свою очередь, спешили поспорить.
    "Он вот там говорит о том, как, например, легко мог, грубо говоря, "послать" начальника своего. А часто это я оказывался в этой роли. А это было не так легко, как сегодня ему кажется", - говорит член Академии российского телевидения Эдуард Сагалаев.
    Как готовились программы к эфиру, как ухитрялись обходить цензуру, рассказывая о новых микрорайонах Москвы, где строили дома и забывали строить магазины. И как потом Анатолия Лысенко на месяц отлучили от эфира. Или просто о себе – о страшных днях военного детства, о родителях, жене и детях. На презентации друзья сулили книге большую популярность.
    "Книжка очень свежая, очень живая, очень легкая, но не поверхностная - как сам Анатолий Григорьевич Лысенко. Он тоже человек легкий, но глубокий", - говорит журналист Николай Сванидзе.
    Потом хвалили слог, несмотря на то, что сам Анатолий Лысенко говорил: писать не умеет.
    "Он умеет писать разными стилями, с разной степенью глубины, но меня порадовало, что для мемуаров он избрал такой очень ироничный, самоироничный, легкий стиль. Книга читается буквально за один-два дня", - отмечает журналист Александр Любимов.
    Сейчас Анатолий Лысенко собирается писать вторую книгу. Названия пока не придумал, но точно знает, что хочет рассказать о телевизионных жанрах и о том, как работают журналисты.
    Россия 24
    11 ноября, 2011


    В Москве состоялась презентация
    книги Анатолия Лысенко "ТВ живьем и в записи"
    Москва, 11 ноября.
    Жители всего бывшего СССР помнят легендарные программы - КВН, "А ну-ка, девушки!", "Что? Где? Когда?", "Взгляд". Как они создавались, рассказал мэтр советского и российского телевидения Анатолий Лысенко. Он впервые написал книгу, которую так и назвал: "ТВ живьем и в записи", передает МТРК "Мир".
    Первыми произведение мастера оценили коллеги-телевизионщики. Люди из телевизора выстроились в очередь за автографами. Их друг и учитель больше полувека проработал на телевидении, а книгу о нем написал впервые. Да и она начинается словами: "ненавижу писать". Президент Международной академии телевидения и радио Анатолий Лысенко сетует, что почерк у него отвратительный, к тому же, он думает быстрее, чем пишет.
    Тележурналист придумал выход. Почти 600 страниц текста он надиктовал. "ТВ живьем и в записи" - здесь вся история отечественного телевидения: из-за какой шутки на много лет закрыли КВН, как английская пенсионерка рассорила авторов программы "Взгляд", и какие прозвища дали друг другу известные тележурналисты и ведущие.
    Министр культуры РФ в 2000-2004 гг. Михаил Швыдкой назвал Лысенко поэтом телевидения, который знает его реальность, но не теряет любовь к нему.
    Большая часть издания - посвящение людям. Лысенко вспоминает Маргариту Эскину, Киру Прошутинскую, Александра Маслякова, Владислава Листьева, Александра Любимова и других. Те, кто уже прочитал, говорят, что книга получилась ироничная. Журналиста Александра Любимова больше всего поразили детские воспоминания о войне, ироничный взгляд на трагические события.
    На презентации много говорили о том, что книгу должны изучить студенты журфаков и все, кто помнит советское телевидение и любит современное. А сам Анатолий Григорьевич признался, что больше всего хочет, чтобы его труд прочитал 9-летний внук Георгий.
    МТРК Мир 24
    11 ноября, 2011


    "Папин" взгляд
    В литературной гостиной представили мемуары Анатолия Лысенко
    "Российская газета" - Столичный выпуск №5630 (254)
    11.11.2011, 00:07

    Смотреть фоторепортаж Виктора Васенина
    Чтобы писать о современном телевидении,
    нужно прежде всего быть способным не потерять голову.
    Кроме того, быть человеком, умеющим сохранить внутри себя нравственные основы, знать, что стоит выделить, а что промелькнет (пусть даже с высокими рейтингами) и забудется навсегда. В общем, сочетать в себе качеств не меньше, чем коллеги, работающие в самых горячих военных точках. При этом знать ТВ изнутри, так, чтобы это не мешало смотреть на экран глазами зрителя. Все это - про Анатолия Лысенко. Поэтому его новая книга "ТВ: живьем и в записи" (издательство ПРОЗАиК), по жанру мемуары, представленная впервые на Московской книжной ярмарке в сентябре, читателей нашла моментально. Скорее всего, тираж - 5 тысяч копий - придется допечатывать.
    В Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям накануне 80-летия отечественного ТВ книге Лысенко посвятили собрание Литературной гостиной. В этой знаменитой гостиной прежде чествовали, к примеру Василия Аксенова, Рене Герра, Леонида Парфенова... И вот в центре внимания - Анатолий Лысенко. Сейчас он - президент Международной академии телевидения и радио, завкафедрой в Высшей школе экономики, член правления Российской академии телевидения. Если вспоминать о прежних должностях Анатолия Григорьевича - руководитель программы "Взгляд", генеральный директор ВГТРК, председатель комитета по телекоммуникациям и средствам массовой информации правительства Москвы... А если без должностей - как называл Влад Листьев в свое время, а с его подачи другие коллеги-телевизионщики Анатолия Лысенко "папой", так он добродушным "родителем" для многих из них является и по сей день (к слову, на телевидении так принято общаться, например, Владимира Ворошилова называют "дедом", Александра Маслякова - "барином", а Эдуарда Сагалаева - "крестным отцом телевизионной мафии"...) Такова и книга - своеобразный "папин взгляд" - порой строгий, порой пристрастный. Портреты легендарной "молодежки": Маргарита Эскина, Владимир Ворошилов, Александр Масляков, Кира Прошутинская. Рассказы про Влада Листьева, Александра Любимова, Дмитрия Захарова и других "взглядовцев". Герои книги и те, кто работал в ВГТРК, - Олег Попцов, Эдуард Сагалаев - и на канале ТВЦ. Отдельные главы посвящены самым близким людям - родителям, дочке, жене... Многие из персонажей словно сошли со страниц книжки и пожаловали в Литературную гостиную. А помимо них - друзья, коллеги по ТВ и Высшей школе экономики... Можно сказать, что в этот день в гостиной собралась маленькая ТЭФИ. Эдуард Сагалаев, Олег Попцов, Леонид Млечин, Николай Сванидзе, Александр Архангельский, Арина Шарапова, Михаил Швыдкой, Александр Любимов, Борис Берман и Ильдар Жиндарев, Андрей Быстрицкий, Ирина Петровская... Были и высокие телевизионные начальники, Михаил Шубин и Андрей Романченко. Жаль только, не было руководителей сегодняшних крупнейших телеканалов.
    Руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский представил книгу и объявил программу вечера: "Сначала презентация книги, потом - обструкция". "И по итогам обструкции, возможно, мы издадим продолжение", - д обавил он. Так что в гостиной получилось ТВ живьем и в чтении - по аналогии с названием мемуаров. Анатолий Григорьевич Лысенко, представляя книгу, признался в том, что никогда ничего в жизни не писал, кроме списка книг, которые следует прочесть, и рассказал о том, что бывают три вида мемуаров: "Первый - когда автору важно написать, какой он умный на фоне остальных, второй - свести счеты с тем, кто его обидел, и третий - популярный среди женщин, - с кем я спала и с кем еще собираюсь. Он мне не подходит - внешность не та", - рассмеялся он. "Всю жизнь описать невозможно. Скажу честно - плохих людей я мало встречал. Были те, с кем я ругался, но это наше внутреннее дело. А вообще, человек он - как копилка. Каждый вкладывает в него что-то свое: кто-то рубль, кто-то - медяшку. И только в конце жизни, когда копилка разбита, понимаешь, сколько и чего у тебя есть". Анатолий Григорьевич умудрился для каждого из гостей найти свое меткое слово - не только в книге, но и на собрании. Михаил Сеславинский призвал всех в ответ на "разные разности" отнестись к этому философски". А сенатор Наталья Дементьева быстро отреагировала на шутливый широкий жест Анатолия Лысенко, который назвал заместителя Федерального агентства по печати Владимира Григорьева своим литагентом и одарил его рублем. Она предложила всем скинуться по рублю, чтобы "литагент" продолжал свою работу дальше. Как пишут в телевизионных титрах - "Продолжение следует..."

    Анатолий Лысенко презентовал свою первую книгу "ТВ живьем и в записи"
    11.11.2011 10:54

    Президент Международной академии телевидения и радио, мэтр отечественного телевещания Анатолий Лысенко презентовал в Москве свою первую книгу мемуаров "ТВ живьем и в записи".
    В беседе с ИТАР-ТАСС после презентации он сказал, что это книга о тех, с кем его связывают жизненные нити - об Александре Маслякове, Константине Эрнсте, Андрей Разбаше, Владимире Ворошилове, Владиславе Листьеве, Артеме Боровике и других. "Они мне все дороги, - признался Лысенко. - Это книга - долг перед теми, кто сегодня есть и кто уже ушел из жизни, но остался в сердце и памяти".
    Автор отметил, что "книга была написана за несколько лет". "На 70-летие друзья подарили мне номер газеты, в которой собрали слова, высказывания близких людей обо мне. Это меня и подтолкнуло сделать им ответный подарок, в виде книги", - рассказал Лысенко ИТАР-ТАСС.
    Он признался, что "когда писал мемуары, то было достаточно трудно вспомнить все интересные моменты в жизни, так как многое забывается". При этом Лысенко поделился, что уже задумывается над созданием второй книги воспоминаний. "В моей жизни много людей, о которых я бы хотел написать, моих воспоминаний хватит еще на одну книгу", - уверен он. Больше всего, по признанию автора, он хочет, чтобы ее прочитал его девятилетний внук Георгий Шилов.
    Говоря о развитии российского телевидения, президент академии выразил уверенность, что "несмотря на то, что Интернет стал одной из составляющих человеческой культуры, человеческих отношений, обмена информацией, у телевидения большое будущее". "Я твердо уверен, что книги и телевидение будут жить, с газетами немного сложнее", - считает Лысенко.
    При этом, по его мнению, "для того, чтобы стать профессиональным журналистом, нужно много работать, стараться не искажать факты, а самое главное - иронично относиться к себе".
    По словам президента Национальной ассоциации телевидения и радиовещания Эдуара Сагалаева, который пришел на презентацию, "эта книга будет полезна молодым людям, которые хотят идти в телевидение".
    В свою очередь специальный представитель президента по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой подчеркнул, что "книга написана безупречно, она касается не столько телевидения, сколько людей в телевидении".
    Известный телеведущий и продюсер Александр Любимов, который поздравил Лысенко с выходом первой книги, подчеркнул, что "эти воспоминания очень легко читаются, одно из главных их достоинств - это то, что они написаны с самоиронией".
    Анатолий Лысенко пришел на Гостелерадио СССР в 1968 г. Работал редактором, спецкорром, участвовал в создании известных телепрограмм, таких, как КВН, "А ну-ка, девушки!", "Что? Где? Когда?", "Наша биография" и других. В 1987-1990 годах руководил программой "Взгляд". С 1990 по 1996 годы работал генеральным директором ВГТРК.
    Является лауреатом Государственной премии СССР и премии ТЭФИ, заслуженный деятель искусств РФ.
    Лениздат.ru

    "Мы не считали себя звездами"
    Бывший руководитель "Взгляда" и ВГТРК Анатолий Лысенко написал книгу о телевидении и его звездах. Об опубликованном и еще не написанном он рассказал Юлии Лариной

    Анатолий Лысенко — человек, полвека занимающийся телевидением и многое на нем создавший с нуля,— выпустил книгу воспоминаний. Вчерашний день ТВ позволяет провести параллели с сегодняшним
    Книга "ТВ живьем и в записи" вышла в издательстве "ПРОЗАиК"
    Юлия Ларина
    Не так много осталось людей, которые могут написать про себя: "Я пришел на телевидение в сентябре 1956 года". Еще меньше людей могут написать про себя, что с конца 50-х до середины 80-х работали в знаменитой молодежной редакции ЦТ (делавшей программы "А ну-ка, девушки!", КВН, "От всей души"...) и что в начале 80-х в качестве корреспондента трижды были в Афганистане. Никто, кроме него, не может написать, что в конце 80-х возглавил "Взгляд", был гендиректором ВГТРК в начале 90-х, а в конце 90-х руководил комитетом по СМИ в правительстве Москвы, занимаясь созданием ТВЦ... Ну а все это вместе взятое может написать про себя точно лишь один человек – Анатолий Лысенко. И написал. Вышла его книга "ТВ живьем и в записи". "Огонек" поговорил с Анатолием Лысенко живьем и приводит беседу в записи.
    – Лет через 30-40 сегодняшние телезвезды будут писать мемуары: как они делали новое телевидение. Выйдут книги воспоминаний Андрея Малахова, Дмитрия Нагиева, Глеба Пьяных, Анфисы Чеховой... Как вы думаете, что они будут вспоминать? Что останется от нынешнего ТВ?
    – Я не думаю, что они напишут мемуары, а если и напишут, не уверен, что книги будут интересны. Никто из нас, работавших в то время, не думал о том, что он делает новое телевидение. В отличие от многих сегодняшних, которые очень любят рассказывать о своем творчестве и своих поисках. Мы просто делали телевидение. Это первое. И второе: каждый из них с самого начала чувствует себя звездой. А мы удачно проскочили. Практически никто из нас, за редчайшим исключением, не считал себя звездой, да и сейчас не считает. Это важно. Потому что это позволяет жить. Когда ты звезда, ты все время думаешь, как ты выглядишь со стороны. У нас было несколько человек, которые себя "несли". Но к ним отношение всегда было ироничное. Никто из нас не мерился рейтингами, потому что их не было. Чем мериться: больше писем пришло или меньше? На фоне миллиона писем, которые приходили в молодежку, никто не считал: "У меня на 12 тысяч больше".
    – Давайте пройдемся по вашим этапам и попытаемся провести параллели. Например, молодежка. Вы делали программы для молодежи. Сегодня не просто программы, сегодня существуют целые каналы для молодежи. Можно сравнить?
    – Главное отличие – мы делали передачи для того, чтобы наш зритель был умнее. Сейчас делают передачи для того, чтобы "ихнему" зрителю стало веселее.
    – "Взгляд". Вы не раз в интервью говорили, что "Взгляд" сегодня невозможен, ничего не вернешь. Но есть ли хоть какое-то телевизионное явление, напоминающее сегодня "Взгляд"? Допустим, телеканал "Дождь", где тоже работают молодые и не вписывающиеся в стандарты нынешнего ТВ журналисты.
    – Я думаю, что параллели есть, похожестей меньше. И мы тогда хотели что-то изменить, и они сейчас хотят. И мы не очень представляли, что мы хотим изменить, и они не очень представляют. А несхожесть в том, что мы были значительно наивнее, чем они, и были продолжателями (при всем моем уважении и симпатии) бестолкового интеллигентского наива шестидесятников. Сегодняшние ребята более трезвые. Они не верят в то, что сверху возможно что-то изменить. А мы верили. Дай бог ребятам успеха. Мне нравится канал "Дождь". В том, что они делают, есть какой-то поиск, какая-то, как говорили во времена моей комсомольской юности, живинка. Есть стишок Маршака: поросенок очень хотел сказать "хрю-хрю", а получалось "и-и". Ему советуют: "И, если сказать не умеешь "хрю-хрю", / Визжи, не стесняясь: "И-и!"" Мы визжали изо всех сил, а потом это визжание перешло в хорошее хрюканье. Ребята пока еще находятся на стадии визга. Может, что-нибудь и получится.
    – В 90-е вы строили государственное телевидение России – ВГТРК. Теперь мы имеем государственную точку зрения на всех главных каналах...
    – Мы думали, что если начинаем все с начала, с нуля, то нам удастся выстроить то здание, которое мы заложили в идеальном проекте. А время, финансирование и реалии привели к тому, что постепенно наш милый проект превратился в обычный типовой дом. Сейчас он продолжает им оставаться.
    – Ваш канал ТВЦ – это ТВЦ при Лужкове, нынешний – это ТВЦ при Собянине. Разницу уже можно заметить?
    – Надо для начала различать ТВЦ при раннем Лужкове, ТВЦ при заматеревшем Лужкове и ТВЦ при заканчивающемся Лужкове. Это три большие разницы. Вначале это был поиск себя, попытки сказать что-то больше. Потом все сходило на нет, почему и поменяли команду. Потом ТВЦ превратился в спокойный канал, который титанически боролся с художественными вкусами и политическими симпатиями и антипатиями Юрия Михайловича. Сегодня пока я не могу сказать, что есть сильное влияние Собянина. Хотя, мне кажется, ему потихоньку начинает нравиться, что его снимают.
    – Снимают в хорошем смысле.
    – Да. Отражают. Главное, чтобы то, что нравится, не превратилось в кайф. Как только "я на экране" превращается в кайф, считайте, что и канал, и сам герой начинают тихо проваливаться.
    – Вам будет чем заполнить еще одну книжку?
    – Будет. Мне, например, хотелось бы написать о том, что сегодняшнее телевидение в значительной мере стало цитатой. Это переведенная цитата из американского телевидения.
    – Но перевод хороший?
    – Хороший. В фильме "Когда деревья были большими" герой Никулина говорил: "Помнят еще руки-то, помнят". Те, кто давно работает на телевидении, еще помнят, как тогда делались программы.
    ***
    В книге Анатолия Лысенко есть много портретов людей, с которыми он делал телевидение. Большая глава посвящена Владимиру Ворошилову. С ним Лысенко работал, готовил программу "Аукцион" (еще до знаменитого ворошиловского "Что? Где? Когда?") да и просто дружил на протяжении 33 лет. "Огонек" публикует отрывок из этой главы.
    Владимир Ворошилов
    Меня иногда спрашивают: "Где вы учились телевидению?" А что ответишь? Формально нигде, а фактически кафедрой была молодежная редакция плюс мастер – Ворошилов. Я попытался это объяснить, когда мне вручали ТЭФИ, не смог, заплакал, слишком свежа еще была утрата.
    Все, что я понял на телевидении,– заслуга Ворошилова... Он ничему не учил, вечно врал, что учился у других, но работа с ним и была учебой...
    ...С Володей очень тяжело было работать ассистентам режиссера, администраторам, всем. Доходило до криков, рыданий. Они ненавидели друг друга во время работы, они клялись никогда в жизни даже близко не подходить к нему. Но заканчивалась передача, выяснялось, что, слава богу, все живы, никто не перегрыз другому горло, и назавтра они, как ни в чем не бывало, продолжали работу.
    Я не знаю человека, с которым было бы так тяжело работать из-за его вредности, истеричности, придирчивости и недоверчивости. Но в то же время мне очень нравилось с ним работать.
    При всем своем хамстве он, как ни странно, был очень застенчив. И терялся, если сталкивался с ответной грубостью...
    Все, кто с ним работал, становились отличными специалистами. И попробовали бы у них отнять Ворошилова!
    ...По вине Володи никогда ничего не могло сорваться. Абсолютная обязательность. Он мог быть скрючен от язвы – все равно приходил секунда в секунду. Вся стена у него была утыкана приколотыми бумажками: когда что надо сделать. Сделал – снял. Ни в делах, ни в одежде, ни в чем он не мог быть неаккуратным, неряшливым.
    ...Вова жил с мамой. Вера Борисовна (он звал ее Веркой) была портнихой. Очень наивная, она свято верила, что в Америке негров линчуют. "Вы в Америку едете? – спрашивала она.– Будьте осторожны, там столько провокаторов!"
    Помню Володину фразу: "Опять деньги требовала. Верка – акула империализма".
    Много позже, в 1997 году, я вручал Ворошилову ТЭФИ в номинации "Развлекательная программа". Получив статуэтку, он сказал: "Тут сидят люди, которые терпят меня долгие годы. Прежде всего это Наталья Стеценко. Она терпит меня десятки лет. Я вижу Александра Фукса, где-то сидит Наталья Плуталова, Борис Крюк и многие другие. Но в титрах нет человека, который терпит меня уже шестьдесят шесть лет. Вера Борисовна, ты довольна? Это моя мама. Ты сегодня его получишь",– и он показал на "Орфея".
    Жили они с мамой в обшарпанной двухкомнатной квартире. Заработав деньги, он сделал ремонт. Посреди большой комнаты поставил столб, а на него повесил люстры. В туалете и ванной был запланирован черный кафель, в который врезано зеркало, умывальник-тюльпан и голубой унитаз. Рабочие, делавшие ремонт, могли повеситься. "Здесь расстояние между плитками три миллиметра, а должно быть два",– кричал Вова.
    После ремонта его крохотная комнатенка, метров шесть или восемь, выглядела так: окно задернуто черно-красной занавеской; стены выкрашены в черный цвет; под потолком висит красный китайский фонарь без лампочки; пол затянут темно-серым сукном с черными полосами; тахта покрыта красно-черным покрывалом. В комнате мрак, потому что горит лампочка на прищепочке, свечей, наверное, пятнадцать.
    Как-то он болел, и мы со вторым режиссером Толей Силиным сидели на кухне, ожидая врача. "Вот сейчас врач придет,– пугали мы его, зная, что он страшный паникер,– укол тебе сделает". Раздался звонок в дверь, мы пошли открывать, а Володя направился к себе в комнату. Пришла молодая милая женщина. "А где больной?" – спрашивает. Мы показываем: "В эту комнату, пожалуйста". Она открывает дверь, делает шаг и с криком выскакивает обратно:
    – Там кто-то есть!
    – Не бойтесь, доктор. Это больной.
    Заглядываем в комнату: при тусклом свете лампочки в углу в черном халате на черной тахте сидит Ворошилов в черных очках!
    ...Семейная жизнь Володи – это отдельный роман. Официальных жен, кажется, было четыре. Неофициальных больше... Поскольку все жены от него уходили, он очень боялся остаться один. Невероятный хам по отношению к маме, третировавший ее постоянно, он страшно испугался, когда Верка серьезно заболела. Повез ее лечиться во Францию. Он был несчастным человеком и все шутил: "У тебя хоть семья, а я останусь один. Если я приду к тебе, приютишь на коврике?"
    Когда появилась Наташа Климова, он почувствовал заботу о себе. И это, наверное, было самое главное. Наташа Климова – единственная из его женщин, с которой он разделил кров. Более того, он прописал ее в своей квартире на Кутузовском.
    Поначалу у нас у всех было некоторое непонимание этих отношений: Наташа намного моложе Володи. Вера Борисовна тоже сначала не приняла Наташу. А потом мы почувствовали, что они необходимы друг другу.
    Он считал неудобным заводить детей в таком возрасте. Когда родилась маленькая Наташа, Володе стукнуло шестьдесят семь! Он смертельно боялся малышей. Я гостил у него на даче и стал свидетелем того, как дочку привезли из роддома. Володя сидел на втором этаже и вдруг попросил меня: "Ты толк в детях знаешь, сходи, посмотри, все ли у нее на месте?" Я спустился, посмотрел. Говорю ему: "Красивая девка, волосатая, а главное – копия ты!"
    Эта девочка была смыслом последних лет его жизни. У него даже характер стал мягче. Он гордился тем, что она ему сказала "папа". Он фактически получил сразу и дочку, и внучку.
    Как-то раздается звонок.
    – Мелкая плачет, а я дома один.
    Мелкая – это дочка. Ситуация сложилась так: Наташа Стеценко – жена, Наташа Климова – подруга, Наташа Ворошилова – дочь. Поэтому две последние именовались: малая и мелкая, Наташа и Натуся.
    – Мелкая рыдает. Что делать?
    – Почитай ей "Евгения Онегина".
    – Ты идиот?
    – Почитай,– говорю (у меня был опыт).
    Перезванивает.
    – Слушай, замолкла. Как ты думаешь, она понимает?
    Я разговаривал с ним за полтора часа до его смерти. Он сказал, что собирается идти с дочкой в магазин. Он тогда болел и сидел на диете. "Знаешь, как она меня называет? – спросил Володя.– Папа-зайчик. Потому что я капусту ем".
    Он уже заканчивал с передачей, и мы хотели преподавать и написать книжку о телевидении "Диалог ворчунов".
    Для Веры Борисовны ребенок стал счастьем. Благодаря внучке она прожила дольше. После Володиной смерти они жили вместе: Вера, Наташа Климова и маленькая Наталья. Вера практически умерла на руках Наташи Климовой. Последнее время мама устраивала ему скандалы: "Почему ты не разведешься? Отношений со Стеценко уже нет, а здесь растет ребенок". Он отвечал: "Зачем я буду ее унижать?" Володя любил Наталью Стеценко. Он очень хорошо относился к Борису, ее сыну, уважительно и тепло. Мне кажется, что, не работай Володя с Натальей вместе, все было бы по-другому. Работа, с ее конфликтами (а без них он не мог), перемешивалась с домом. Очень опасный коктейль. Разбираться в сложных ситуациях, возникавших в коллективе, приходилось Наталье. Она росла как специалист и человек, а Володя замечать этого не хотел и не мог.
    Ему было сложно, он метался: три женщины, три Наташи, да еще и Вера Борисовна с ее очень непростым характером.
    ...Володя не собирался умирать. Он хотел красиво уйти со сцены: передаче двадцать пять лет, ему – семьдесят, Вере Борисовне – девяносто. Мечтал уехать во Францию, у него уже был вид на жительство. Купил в Ницце двухкомнатную квартиру, снял жилье для мамы. Вид на жительство оформлялся и на Наташу с дочкой.
    Последние полгода мы общались с ним по телефону. Я болел, и у него не все было в порядке со здоровьем... Он очень хотел уйти из программы, но весь коллектив возражал...
    Он был дико упрямым. И умер от упрямства. Бессмысленно, бездарно... Наталья уговаривала его немедленно принять лекарство. Но он верил экстрасенсам, которые его лечили и не позволяли пить таблетки. Только через час Наталье удалось заставить его принять валидол. Выпей он вовремя нитроглицерин, может, жил бы еще долго.
    ...После его смерти у меня на даче несколько дней кричала сова. Может, это Володина душа? Может, он что-то не успел?
    ОГОНЁК
    ноябрь, 2011


    МОСКВА, 11 ноября. /Корр. ИТАР-ТАСС Арина Лебедева /.
    Президент Международной академии телевидения и радио, мэтр отечественного телевещания Анатолий Лысенко презентовал в Москве свою первую книгу мемуаров "ТВ живьем и в записи".
    В беседе с корр. ИТАР-ТАСС после презентации он сказал, что это книга о тех, с кем его связывают жизненные нити - об Александре Маслякове, Константине Эрнсте, Андрей Разбаше, Владимире Ворошилове, Владиславе Листьеве, Артеме Боровике и других. "Они мне все дороги, - признался Лысенко. - Это книга - долг перед теми, кто сегодня есть и кто уже ушел из жизни, но остался в сердце и памяти".
    Автор отметил, что "книга была написана за несколько лет". "На 70-летие друзья подарили мне номер газеты, в которой собрали слова, высказывания близких людей обо мне. Это меня и подтолкнуло сделать им ответный подарок, в виде книги", - рассказал Лысенко ИТАР-ТАСС.
    Он признался, что "когда писал мемуары, то было достаточно трудно вспомнить все интересные моменты в жизни, так как многое забывается". При этом Лысенко поделился, что уже задумывается над созданием второй книги воспоминаний. "В моей жизни много людей, о которых я бы хотел написать, моих воспоминаний хватит еще на одну книгу", - уверен он. Больше всего, по признанию автора, он хочет, чтобы ее прочитал его девятилетний внук Георгий Шилов.
    Говоря о развитии российского телевидения, президент академии выразил уверенность, что "несмотря на то, что Интернет стал одной из составляющих человеческой культуры, человеческих отношений, обмена информацией, у телевидения большое будущее". "Я твердо уверен, что книги и телевидение будут жить, с газетами немного сложнее", - считает Лысенко.
    При этом, по его мнению, "для того, чтобы стать профессиональным журналистом, нужно много работать, стараться не искажать факты, а самое главное - иронично относиться к себе".
    По словам президента Национальной ассоциации телевидения и радиовещания Эдуара Сагалаева, который пришел на презентацию, "эта книга будет полезна молодым людям, которые хотят идти в телевидение".
    В свою очередь специальный представитель президента по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой подчеркнул, что "книга написана безупречно, она касается не столько телевидения, сколько людей в телевидении".
    Известный телеведущий и продюсер Александр Любимов, который поздравил Лысенко с выходом первой книги, подчеркнул, что "эти воспоминания очень легко читаются, одно из главных их достоинств - это то, что они написаны с самоиронией".
    Анатолий Лысенко пришел на Гостелерадио СССР в 1968 г. Работал редактором, спецкорром, участвовал в создании известных телепрограмм, таких, как КВН, "А ну-ка, девушки!", "Что? Где? Когда?", "Наша биография" и других. В 1987-1990 годах руководил программой "Взгляд". С 1990 по 1996 годы работал генеральным директором ВГТРК.
    Является лауреатом Государственной премии СССР и премии ТЭФИ, заслуженный деятель искусств РФ.

    РИА НОВОСТИ
    Телемэтр Лысенко живым языком написал о гигантах и гениях ТВ
    КОНТЕКСТ
    Телевидение для меня жизнь - Анатолий Лысенко о своей первой книге
    РИА Новости. Владимир Астапкович
    13:00 08/11/2011

    МОСКВА, 8 ноября - РИА Новости. Мэтр отечественного телевидения Анатолий Лысенко, автор мемуаров "ТВ: живьем и в записи", рассказал в интервью РИА Новости о своих друзьях, о том, зачем написал книгу, которую никогда не собирался писать, и почему он не советует отправлять детей в журналистику.
    Литературная гостиная, посвященная выходу в свет книги Лысенко, пройдет в четверг, 10 ноября, в Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям.
    "Я никогда в жизни не думал ее писать, потому что так сложилось, что столько лет занимаясь телевидением, будучи автором уже наверное 50 фильмов, я никогда не писал, потому что у меня кошмарный почерк и если я напишу, то я сам-то это не прочитаю, это бессмысленно. Поэтому я всегда надиктовывал, машинистка у нас была, поэтому для меня написать книгу - это была абсолютно нереальная вещь", - рассказал Лысенко.
    По его словам, поделиться воспоминаниями посоветовали друзья. После того, как работа над книгой была завершена, начался длительный процесс редактуры, добавил он.
    "У меня, к сожалению, не пуристский русский язык и довольно много вульгаризмов, жаргонизмов и так далее. И я очень благодарен редакторам, что они это не правили, я постарался живо рассказать так, как я привык рассказывать", - отметил собеседник агентства.
    Лысенко сообщил, что после выхода книги ему звонят "самые разные люди - кто-то обиделся, кто-то нет".
    "Я так даже подумал, что, может, дальше написать что-нибудь еще, продолжение о сегодняшнем телевидении, о развитии телевидения, о жанрах, о тех, о ком я не успел. Вероятность зависит от господа Бога, если у меня хватит сил, времени - это требует много времени, и здоровья, конечно. В мои годы с этим приходится считаться", - добавил он.
    Эта книга для Лысенко стала возможностью рассказать о его друзьях.

    МОСКВА, 7 сентября. ИТАР-ТАСС. Видный деятель российского телевидения, заслуженный деятель искусств России Анатолий Лысенко презентовал сегодня в Москве, в день открытия 24-й Московской международной книжной выставке-ярмарки, свою первую книгу "ТВ живьем и в записях".
    "Эта книга воспоминаний о телевидении, о друзьях, о прошлом с надеждой на будущее. Я не верю в то, что телевидение исчезает - оно трансформируется, смотрят его все: кто в открытую, кто стыдливо прячась. Об этом книга", - рассказал Анатолий Григорьевич.
    Он также добавил: "Я постарался никого не разоблачать в книге, в ней нет и постельных сцен, материалов для которых телевидение предоставляет в изобилии".
    "Увидел свою книгу только вчера, изумился тому, что получилось, и стал писать вторую", - сказал Лысенко. "Я попробую написать о жанрах, о производстве, об организации работы на телевидении", - сообщил он корр. ИТАР-ТАСС.
    Идею написания книги Лысенко подали друзья, подарив "шуточный" номер "Российской газеты" с материалами со смешными историями, с воспоминаниями.
    С 1987 года Лысенко руководил программой "Взгляд", долгое время работал в главной редакции программ для молодежи Центрального телевидения. С 1990 по 1996 годы был генеральным директором Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании. С октября 2003 года по август 2004 года он вел "Программу передач на вчера" на Первом канале производства Авторского телевидения.

    "ТВ живьем и в записи" - так называется книга Анатолия Лысенко
    Вчера, 7 сентября, в рамках XXIV Московской международной книжной выставки-ярмарки прошла презентация книги одного из основателей отечественного ТВ, президента Международной академии телевидения и радио, члена правления Российской академии телевидения, лауреата Государственной премии СССР, премии ТЭФИ, заведующего кафедрой журналистики Высшей школы экономики Анатолия Лысенко «ТВ живьем и в записи».
    Анатолий Лысенко рассказывает о том, как делались легендарные телепрограммы КВН, "А ну-ка, девушки!", "Это вы можете", "От всей души", "Что? Где? Когда?", "Наша биография". О том, как непритязательны были звезды советского ТВ (все они ездили на метро, в том числе и суперпопулярный Масляков). О том, почему цензура на нашем ТВ ассоциировалась с лицом одной симпатичной девушки. А также о Молодежной редакции Центрального телевидения СССР и о том, как создавался знаковый "Взгляд", как родилась ВГТРК, первым генеральным директором которой он стал, как обрел новую жизнь канал ТВЦ.
    Герои воспоминаний Анатолия Лысенко – это Маргарита Эскина, Кира Прошутинская, Александр Масляков, Владимир Ворошилов, Константин Эрнст, Олег Добродеев, Андрей Разбаш, Юрий Никулин и многие другие. Написана книга весело и энергично. Читать интересно и полезно, а тем, кто выбрал профессию телевизионщика, – так просто необходимо!
    Высшая Школа Телевидения МГУ имени М.В. Ломоносова
    08.09.2011


    По ту сторону экрана
    Корифей отечественного телевидения рассказывает историю более чем полувековой работы на советском и российском ТВ. "В 1950 году бабуля сэкономила денег и упросила отца купить телевизор. В доме появился телевизор КВН-49, и исчезла жизнь". Наиболее запоминающиеся моменты творческой жизни автора связаны с Главной редакцией программ для молодежи, в которой Лысенко проработал 32 года. Автор называет ее докторантурой телевидения. "Если перечислить тех, кто прошел через "Молодежку", это будет добрая половина нынешней Академии российского телевидения", - отмечает он. Значительная часть книги посвящена истории популярнейших программ редакции: КВН, "От всей души", "А ну-ка, девушки!", "Что? Где? Когда?" и, конечно, "Взгляд". Вошли в книгу и очерки о коллегах, с которыми Лысенко связывали не только профессиональные, но и дружеские отношения. В их числе Владимир Ворошилов, Маргарита Эскина, Кира Прошутинская, Влад Листьев, Андрей Разбаш, Александр Любимов, Александр Масляков. Знакомство с последним, кстати, состоялось еще до ТВ - оба работали в молодости на Люблинском литейно-механическом заводе.
    ПРОФИЛЬ.-№39.-24 октября 2011

    ПРОчтение, август, 2011

    Интервью Анатолия Лысенко на радио "Свобода", 01 сентября 2011

    Фрагмент из книги "ТВ: живьем и в записи" Книжное Обозрение, №17, 2011

    В конце августа издательством "ПРОЗАиК" планируется публикация воспоминаний и размышлений Анатолия ЛЫСЕНКО "ТВ живьём и в записи". Мэтр отечественного телевидения, завкафедрой Высшей школы экономики, президент Международной академии телевидения и радио, член Правления Российской академии телевидения, лауреат Государственной премии СССР и премии ТЭФИ рассказывает о том, как делались легендарные телепрограммы: КВН, "А ну-ка, девушки!", "От всей души", "Что? Где? Когда?", "Наша биография", "Взгляд"… Как создавалась ВГТРК, первым генеральным директором которой он был, как обрёл новую жизнь канал ТВЦ. Но главное в этой книге – искренний, увлекательный рассказ о выдающихся людях России, на встречи с которыми так щедра судьба к автору.
    Литературная Газета, август, 2011

    Отрывок из книги Анатолия Лысенко "ТВ живьем и в записи"
    Группа Быстрого Реагирования