Национальный
книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"
Издательство
"Книжный Клуб 36.6"
Издательство
"ПРОЗАиК"
Каталог Рейтинги продаж Новинки Скоро... Встречи с авторами, презентации книг Вакансии

 

Издательство Книжный Клуб 36.6

Издательство ПрозаиК

Издательство "Гаятри"

Издательство «Мелик-Пашаев»

Издательство

Издательство "

Издательство "

Издательство "

Издательство "

Издательство "

Издательство "

Издательская группа "«Контэнт»"

Издательство "«Крылов»"

Издательство "

Издательство "

Студия Артемия Лебедева

Издательство "

Издательство "

Издательство "

Rambler's Top100


С Е Н С А Ц И Я !!!
Цай Цзюнь
ВИРУС


Обложка

O книге:

В китайском Интернете есть интересный сайт – "Блуждающие души древних могил".
Вроде бы он посвящен китайской истории, но странное дело: многие посетители сайта кончают жизнь самоубийством. Что это – совпадение?
Эпидемия нового компьютерно-биологического вируса?
Герои романа "Вирус" расследуют случаи самоубийства, и перед ними открываются картины недавней истории Китая.
Главная тайна заключена в гробнице императрицы Алутэ, тело которой сохранило нетленность, зато... лишилось головы…
Современный Китай и древняя мистика, кровавые преступления и неизбежные наказания, страх перед призраками и ужас роковой мести…


Техническая информация о книге:


ISBN 5-98697-023-3
Объём: 320 стр.
Тираж: 5 000 экз.
Формат: 84х90/32
Выход книги: 2006

Другие книги автора:
мистические триллеры:
"Камышовое озеро",
"Любовь к кошке"
Цай Цзюнь родился и вырос в Шанхае, с детства мечтал стать членом Всекитайского собрания народных представителей, но, когда вырос, занялся исследованиями в Академии искусствоведения. Он написал несколько мистических триллеров – «Камышовое озеро», «Любовь к кошке», «Вирус» – и завоевал титул «китайского Стивена Кинга».
Издательство: "Книжный Клуб 36.6"
Отдельный проект
Отзывы, рецензии:
В последнее время большую популярность приобрела японская литература, поэтому о Японии мы уже что-то знаем, а вот Китай... Пока китайские авторы не были сильно популярны в России, но вот появился Цай Цзюнь. На мой взгляд, его вряд ли можно назвать "китайским Стивеном Кингом", по крайней мере, роман "Вирус" не заставил меня дрожать от страха, но при этом книга очень понравилась! Понравился стиль. Понравился сюжет. Понравилось то, что книга позволяет узнать многое: рассказывается о некоторых традициях, обычаях, упоминаются многие национальные праздники и др. Жаль только, что книга не очень большая, хотелось бы увидеть продолжение!
Б. Светлана, Россия/Москва, 22 года
подробнее...

Цай Цзюнь - Вирус. интернет-триллер. первое моё знакомство с китайской худ литературой. прочитал в ройоне половины книги. жутко нравится.
karavaii
подробнее...

Совсем недавно вышла книга "Вирус" автор Цай Цзюнь. Мне очень понравилась. Очень советую.
freskina
подробнее...

Последняя прочитанная книга - "Вирус" писателя Цай Цзюнь. Китайский мистический триллер типа. Душевно и позитивно. Советую.
Winged
подробнее...

Мечты отрубленной головы
В Китае появился свой Стивен Кинг

"Китайский Стивен Кинг"... Это звучало бы смешно, если бы недавно переведенный на русский язык "Вирус" не доказывал весьма убедительно, что Цай Цзюнь писатель вполне реальный, и, что самое важное, умеющий работать в европейских литературных жанрах, не теряя восточного достоинства.
Лейтмотив романа Цай Цзюня не серийные самоубийства и их расследование. Это только форма. Лейтмотив романа - поиск телом своей головы. И если угодно, наоборот: поиск головой своего тела. Звучит это несколько коряво и странно, но это глубинный фольклорный мотив. Этот мотив (бесконечная тоска тела, разлученного со своей головой) и делает роман Цай Цзюня поистине страшным, но и красивым. И вот, сам того не понимая, главный герой не серийные самоубийства расследует, но ищет Полноты Прекрасного, недостающей части Прекрасного Целого. Это наполняет роман каким-то особым дыханием. И еще - особым ароматом. Это аромат одновременно и тлена, и жизни. Прекрасное кратковременно и вечно - вот главный парадокс романа.

Российская газета, 14.03.2006



Цай Цзюнь уже имеет репутацию китайского Стивена Кинга, впрочем, в данном случае эпитет китайский имеет решающее значение. Действительно, и по колориту, и по повествовательному строю, по ритму и неожиданно прорывающейся лирике роман явно отличается от западного канона… Не успевает рассеяться один ужас, как тут же наплывает другой (кстати, исследование ужаса и страха - одна из задач автора, по его собственному признанию). И финал романа не ставит точки в этой истории.

Эхо Москвы, Книжечки, март 2006